RSS
 
 

Чего не хватает на сайте?

Новых статей
Новых новостей
Эксклюзивных интервью
Обоев для рабочего стола
Продажи фан-атрибутики
Все и так отлично

Последние интервью

«М16». Оружие для обороны

 
В интервью еженедельнику «Футбол» голкипер рассказал о новичках команды, собственном бизнесе, стрельбе из гранатомета и участии в реалити-шоу

Жизнь в перчатках

— Вы были инициатором создания документального фильма о вратарях «Вся жизнь в перчатках». Правда, что сейчас готовится второй фильм? О чем он будет?
— Создание второго фильма находится где-то на экваторе. Герои те же — вратари, но он будет глубже и не только для детей. Постараемся задеть какие-то человеческие струны. Пока не буду раскрывать содержание: нужно сохранить интерес к картине. Могу сказать, что в этот раз прикладывается больше сил, а предыдущий опыт нам лишь помогает. Второй фильм выйдет в преддверии чемпионата мира — 2014, но на нем мы не остановимся. Точно будет третья часть.

— На одном из матчей специальные камеры фиксировали все ваши эмоции, а в воротах находились микрофоны. Вам приходилось себя как-то сдерживать или вы вели себя как обычно?
— А я не знал об этом. Такова была задумка режиссера. Снимался эпизод для фильма, но потом мы решили показать весь сюжет целиком — так, как это и происходит во время матчей. Без какого-то лишнего наигрывания.

— Отметили что-то, смотря на себя со стороны?
— Волнение. Когда играешь, тебя захлестывают эмоции, азарт. А со стороны смотришь: раз какое-то движение лишнее, два... Во время просмотра порой говорил себе: «Надо как-то поспокойнее!» Но игра на игру тоже не приходится. Бывает, что ты более экспрессивно проводишь матч, бывает — менее. Тут много факторов сказывается: степень психологической усталости, важность игры, уровень соперника...

— Умение руководить обороной считается для вратаря таким же важным элементом, как и техническая оснащенность. Когда вы в полной мере овладели этим навыком?
— Мне кажется, умение руководить обороной приходит с опытом. На самом деле во время матча трудно кому-то что-то подсказать. Эпизод длится долю секунды, и, когда игрок находится на расстоянии сорока метров, а на трибунах шум и гам, он вряд ли тебя услышит. Подсказ со стороны вратаря должен лишь успокоить игрока, напомнить, что за спиной у него кто-то есть. Когда он слышит меня, то понимает, где я нахожусь, и может планировать дальнейшие действия. А вратарь таким образом подстегивает себя эмоционально. Что же касается непосредственно «управления» обороной, то это оттачивается на тренировках и в товарищеских матчах. Игровые ситуации часто повторяются, и защитники привыкают ко всем этим «Саша, вправо» и тому подобным вещам. Они и так знают, что именно им кричат. В игре они уже не вслушиваются, а действуют по накатанной. Аналогично и с игроками атаки. Никто же не останавливается во время комбинаций и не говорит: «Так, Саша, ты беги сюда, а ты, Данни, — туда». Самые важные подсказы происходят до матча или во время пауз в игре. Ну и во время разборов моментов после матчей. Просто если все действуют слаженно, кажется, что защитниками кто-то руководит.

— Когда вы только начинали карьеру, не возникало конфликтных ситуаций, если вы пытались «поруководить» более опытными одноклубниками?
— Если происходила такая ситуация, что игрок меня не слушал, я тоже его игнорировал. Но это было достаточно редко и глупо. Такие случаи — это непрофессионализм со стороны старшего партнера. Я вообще не имею привычки указывать кому-то на ошибки. Игрок и сам понимает, когда он сплоховал. Могу лишь при необходимости предложить ему сыграть в следующий раз по-другому.

— А какое слово вратарь произносит чаще всего во время игры?
— «Вышли», «аут». «Вышли» — потому что в современном футболе нужно очень быстро группироваться, поджимать соперников и делать так, чтобы при потере мяча защитники могли раньше вступить в отбор и начать новую атаку.


Реалити-шоу

— В России не принято выставлять личную жизнь напоказ. Как вы пришли к тому, чтобы запустить в YouTube собственное реалити-шоу?
— Не то чтобы это было уловкой, просто можно назвать обычную вещь так, что к ней будет привлечено внимание. Положительное, отрицательное — уже вопрос второстепенный. Если бы мы назвали свое домашнее видео не «реалити-шоу», а как-то иначе, о нем, скорее всего, и не узнали бы. Отрицательная же реакция людей вызвана в первую очередь неприятием каких-либо реалити-шоу вообще. Для многих они ассоциируются только с «Домом-2», «Каникулами в Мексике» и прочими похожими вещами. Но у нас нечто абсолютно другое — это моя настоящая жизнь, то, что происходит в ней сейчас. Все ведь абсолютно нормально воспринимают ситуацию, когда в интернете выкладываются фото и видео из отпуска. Я считаю так: если внимание к проекту есть, пусть даже негативное, мы будем делать его и дальше, пока это будет интересно. А если каждая серия набирает десятки тысяч просмотров, почему бы и не продолжать? Мне это несложно.

— Насколько можно понять, «Малафеевы» — это home video, но для широкого круга зрителей…
— Нет смысла фиксировать что-то на камеру, если это никто не может увидеть. Мои близкие друзья всегда со мной — они и так все видят и знают. А прятать это на полку в надежде посмотреть лет через тридцать… Да если это и посмотрят когда-нибудь, то один раз! А так я всегда могу зайти на свой ресурс и поностальгировать, пересмотрев какой-то смешной и забавный эпизод. Мне не надо перебирать пыльные диски, чтобы вспомнить, как мы собрались на какой-то праздник.

— Реалити-шоу какой знаменитости вам самому было бы интересно посмотреть?
— Кого-нибудь из вратарей — Касильяса, Буффона, Кана. Интересно, так же ли они живут, так же ли получают удовольствие, водят ли они сами детей в школу. Если все так же — прикольно, а если нет… тоже прикольно.

— Вы коренной петербуржец, всю карьеру играющий в родном городе. Каков Санкт-Петербург Вячеслава Малафеева?
— Мне приходится часто путешествовать как по России, так и за рубежом. Приезжая куда-то, думаешь: «О как красиво!» А потом возвращаешься в Петербург и осознаешь, насколько действительно красив этот город. Мы обычно возвращаемся в него ночью. В нем есть спокойствие, потому что он родной. Проезжаешь мост — один, второй, попадаешь на набережную, сворачиваешь к себе домой, поднимаешься наверх — и понимаешь, что это лучшее место на земле.

В поисках капитана

— Несмотря на то что «Зенит» в прошлом сезоне пропустил меньше всего мячей, вы не попали в список 33 лучших игроков чемпионата. Как-то для себя объяснили этот факт?
— Это не имеет большого значения, но я и сам понимаю, что провел минувший сезон слабее, чем предыдущий. Отчасти это связано с тем, что я приостановил выступления за сборную, а сама национальная команда показывала высокие результаты. Мне не хватало ощущения, когда ты на протяжении всего сезона находишься в тонусе и не имеешь возможности расслабиться. Именно так происходит, когда вызываешься в сборную. Быть все время в подобном состоянии тяжело, но к этому привыкаешь. Поэтому недавно я заявил о желании снова побороться за место в сборной. У моего решения нашлись критики, но я это делаю скорее для себя, чем еще для кого-то. Каждый должен сам находить для себя мотивацию. У меня она такая.

— Прошлый сезон запомнился конфликтами в стане «Зенита», но они прошли без вашего участия. Связано ли это с тем, что вы старше большинства русскоязычных игроков, составляющих костяк команды?
— На самом деле кто-то из журналистов счел, что и меня нужно приписать к той ситуации, которая сложилась вокруг Халка. По его версии, основанной на какой-то информации из клуба, я тоже за что-то боролся... Я абсолютно адекватно оцениваю свой возраст как в игровом плане, так и в ментальном. Во мне еще горит желание играть в футбол, и это самое главное. Но, конечно, чем старше ты становишься, тем сильнее меняется твоя роль в команде. Я не отказываю в помощи тем, кто только начинает карьеру в «Зените», и стараюсь облегчить их быт.

— Вы начинали прошлый сезон в качестве капитана «Зенита», но, кажется, чувствовали себя в этой роли не слишком уютно и в конце концов сами инициировали отказ от повязки…
— Вопрос о том, насколько комфортно вратарю быть капитаном, довольно глубокий. Тут все индивидуально: кому-то это нравится, кого-то это тяготит. К тому же всегда есть моменты, которые не стоит выносить на обозрение, из-за чего я не хотел бы комментировать период своего капитанства.

— Анатолий Тимощук — это тот человек, которого не хватало в раздевалке «Зенита» в прошлом сезоне?
— Так ставить вопрос не стоит. Но, конечно, если Толя будет основным игроком, я двумя руками за то, чтобы он был капитаном. Это опытный футболист, который является игроком национальной сборной и уже был лидером в «Зените». С нашей капитанской чехардой он хорошая кандидатура, чтобы получить повязку на долгое время. Тем более что Толю очень ярко встретили болельщики.

— Андрей Аршавин после года простоя должен рвать и метать на тренировках. Чувствуется, что он готовится переломить неудачную полосу?
— Мне не нравятся разговоры о том, что у Андрея последний шанс и ему нужно что-то доказывать. Аршавин состоялся и как игрок, и как человек. Он продолжает карьеру на высоком уровне, потому что его влечет футбольная составляющая, а не деньги или что-то еще. Человек просто хочет играть и получает от этого удовольствие. И чем лучше он будет это делать, тем больше он принесет пользы «Зениту». Не знаю, насколько ему нужна поддержка в интервью, но я готов поддержать Андрея как в разговоре один на один, так и на публике.

— В свое время у вас с Аршавиным было своеобразное соперничество: вы занимались у одного преподавателя английского. Сейчас, наверное, Андрей ушел в разговорном английском далеко вперед?
— Мне то обучение пошло на пользу и, как показывает жизнь, Андрею тоже. Я не могу оценивать нюансы произношения и тому подобное, но английский он знает хорошо. Что же касается меня, то я стараюсь по возможности применять полученные знания. Так что если Аршавин заскучает и захочет поговорить по-английски, смогу составить ему компанию. Еще можно кого-нибудь из иностранцев взять.

— В «Зенит» пришел Юрий Лодыгин, который постигал азы футбола в Греции. Какие-то вытекающие из этого особенности в его манере игры видны?
— Скажу так: есть отличия в манере говорить. Он произносит слова с акцентом и порой теряется, когда слышит русскую речь. Это сразу бросается в глаза, а больше ничего, пожалуй, его биографию не выдает. Сравнивать же футбольные школы России и Греции мне сложно, но я знаю, что Лодыгин достаточно опытный футболист для своего возраста. У него хорошие перспективы.

— Трансферная кампания кого из соперников «Зенита» впечатляет вас больше всего?
— Думаю, название этой команды и так все знают.

— Видимо, это новый клуб Игоря Денисова. Как, кстати, прошло его расставание с «Зенитом»?
— Обстоятельства так сложились, что на момент, когда все было решено, возможности попрощаться не представилось... Так что ничего официального, к сожалению, не было.
Игра миллионов

— Вы один из тех игроков, кто старается не только зарабатывать деньги, но и делать так, чтобы деньги работали на себя. В первую очередь имею в виду ваше агентство недвижимости. Какие-то профильные СМИ вы изучаете?
— Моя неделя начинается с того, что я покупаю все новые журналы, касающиеся недвижимости. Практически ежедневно читаю новости, которые собирает специальный человек и выкладывает в твиттере агентства.

— Кто-то из коллег разделяет ваш интерес?
— Игорь Денисов разделял. Не знаю только, инвестировал он куда-то или нет.

— У вас есть советники по финансовым вопросам?
— То, что связано с недвижимостью, мне и самому интересно. Я читаю книги, рассказывающие об американском опыте управления либо уже адаптированные под Россию, общаюсь с умными, знающими людьми. Словом, стараюсь развиваться. Чтобы правильно продвигать свои проекты, нужно знать, что такое маркетинг, что такое пиар, чем они отличаются. Общие знания обязательно должны быть. Какие-то вещи я почерпнул у Дональда Трампа, какие-то — у Роберта Кийосаки. Что же касается финансового рынка — котировок акций, курсов валют, — то здесь в одиночку можно утонуть, поэтому я консультируюсь у специалистов по поводу их стратегий и делаю соответствующие выводы.

— Вам хватает времени, чтобы погружаться в детали?
— Многие думают, что я только и делаю, что занимаюсь своими проектами. Это не так. Я провожу достаточно времени со своей семьей, а проекты ведут другие люди. Я просто этим управляю, контролирую их. Это абсолютно нормальная ситуация. Никто не будет ночевать в офисах и распыляться на все, что есть. Мое дело — играть в «Зените». Стараюсь, чтобы все остальное не мешало ни футболу, ни семье. И если что-то не получается, то я говорю «стоп» и концентрируюсь на том, что требует внимания. Если ты научишься управлять людьми, ты научишься управлять временем.

— Насколько велика вероятность, что после завершения карьеры вы будете плотнее заниматься бизнесом, а не пойдете в тренеры?
— Все мои увлечения — это лишь дороги, по которым я, возможно, пойду. Основное направление любого бизнеса — заниматься тем, что тебе нравится. Я открыл агентство недвижимости, потому что большую часть своих доходов вкладываю в эту сферу — жилую, коммерческую недвижимость и так далее. Так почему не воспользоваться накопленным опытом и знакомствами? Или вот агентство по организации мероприятий... Каждый год мы отмечаем семейные праздники, стараемся делать это как-то по-особенному. Отсюда родилась идея помогать другим людям в организации подобных мероприятий. Ну и, конечно, получать определенный доход. Я же прекрасно понимаю, что не буду до пятидесяти лет играть в футбол, и работаю на свое будущее. Сфера недвижимости мне интересна, понятна, я готов вкладывать туда энергию и деньги.

— Какие мероприятия, организованные вашим агентством, запомнились больше остальных?
— Самая крупная акция — день рождения супруги Мигеля Данни. Выступала певица МакSим, аниматоры… Главное — что детям понравилось. Любые праздники в первую очередь для них. Взрослые приходят, произносят какие-то тосты, едят, а дети остаются детьми. Приятно видеть, как они веселятся и получают удовольствие.

— Ваша торговая марка называется «М16», но это еще и разновидность винтовки. Держали ее когда-нибудь в руках?
— Я бы не хотел сравнивать свою торговую марку с винтовкой. Для меня это нечто большее, личное, поэтому я заключил в название марки свою фамилию и игровой номер. А винтовку мне обещали подарить, но так и не подарили. Кстати, ее я в руках не держал, но как-то стрелял из гранатомета.

— При каких обстоятельствах?
— Была такая возможность. Честно говоря, ничего не почувствовал. Получается, снаряд быстро улетает вперед, а сзади образуется струя газа. Никакой отдачи практически нет, ты остаешься на месте. Самое большое удовольствие, как бы просто это ни звучало, доставил автомат Калашникова. Настолько он удобен, приятен и точен, что, попадая в цель, получаешь неимоверное удовольствие.



 

Последние статьи:

 
 
Первый российский фансайт Вячеслава Малафеева - российского футболиста, вратаря петербургского «Зенита» и сборной России, заслуженного мастера спорта России! При копировании материалов ссылка на первоисточник обязательна!